Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Учёный из НИРФИ. На границе выбора между физикой и общественной деятельностью


Первая городская детская больница играла важную роль в жизни г.Горького. Её построили в 1939 г. и оборудовали по уникальному для СССР французскому проекту, в ней были ванны! и индивидуальные боксы-отделения. Ванны в годы войны превратили в палаты, но всё равно - это была одна из лучших клинических больниц в Союзе. Здесь проходила лечебная,  научная и учебная работа. Коллектив 1 гдб насчитывал до тысячи человек.  Руководство больницы пользовалось огромным уважением в городе как среди населения, так и властных органов.



В годы перестройки Горький всколыхнул проект атомной станции теплоснабжения АСТ, реализуемый под боком города. Проект делали ещё до аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986г. Никого стройка особо не волновала, пока не случилась страшная авария на Украине. Теперь обычные новости  о строительстве АСТ воспринимались по иному.

7 июля в г. Чернобыле начался суд, а 29 июля 1987г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР вынесла приговор обвиняемым по делу об аварии на Чернобыльской АЭС. Бывший директор АЭС,  его заместитель и главный инженер получили по 10 лет лишения свободы. Статья в Горьковском рабочем 1 августа 1987 г. завершалась словами "надежная и безопасная эксплуатации сложной техники может быть обеспечена лишь при высоком уровне дисциплины, организованности, компетентности и ответственности кадров." 23 сентября 1987г. "Горьковская правда" сообщила о проведенном выездном совещании в Горьком Госкомитета СССР по науке и технике с участием столичных, ленинградских и местных специалистов. Совещание было посвящено теплофизическим проблемам безопасности атомных станций. Участники совещания посетили строящуюся здесь АСТ.

А в городе волновались по поводу АСТ. Ее возводили ради обеспечения теплом 2 микрорайонов, в которых проживало 350 тысяч человек из 1,5 млн жителей. Волнение выплескивалось  и в виде вопросов на единых политднях, на которых партийные руководители  общались с коммунистами предприятий по поводу вопросов перестройки, антиалкогольной кампании, международного положения и т.п. Партийное руководство не могло игнорировать настроения граждан. В условиях перестройки и гласности  затыкать рот  руками милиции было неправильно да и затруднительно. Надо было проявить инициативу на поднимающемся гребне внимания  к атомной тематике.

Строительный трест, возводящий АСТ, базировался в Приокском районе города. Разумеется, основные волны беспокойства населения приходились на местный райком. В свете новых веяний райком партии Приокского района  осенью или зимой 1987г.,   возможно, и весной 1988 г.  дал добро главврачу 1 больницы коммунисту Альбине Баландиной на проведение разъяснительного собрания в коллективе по поводу АСТ. Аналогичное собрание в Приокском районе проходило тогда же и на заводе Кварц, позже их было больше. Партийные органы рассчитывали на общественный отклик. Для проведения мероприятия были приглашены в качестве докладчиков горьковские физики, проектанты, которые обосновывали целесобразность строительства АСТ и её полную безопасность для населения. Собрание проводилось в большой учебной аудитории больницы, в которой собралось 350-450 человек медперсонала, студентов.


Врач-лаборант Дина Яковлевна Немцова была обеспокоена строительством АСТ вблизи города. Ужасные новости о Чернобыле прошли по всей стране, в детскую больницу  Горького привезли с Украины несколько детей с нетяжелым поражением щитовидной железы.   Борис вспоминает, что его маму, выскоквалифицированного специалиста по диагностике, напугали лейкозы. Может они были как раз у украинских детей? Наверно, присутствие детей Чернобыля в больнице определяло и небезучастную позицию руководства больницы.

Дома Дина Яковлевна говорила сыну, что ему как физику надо бы заняться темой  опасности атомного теплоснабжения. Критика звучали бы авторитетно из уст молодого ученого. Когда было объявлено о собрании, Дина Яковлевна рассказал о нем Боре. Тот решил сам сходить в больницу и принять участие в злободневной дискуссии.   В больнице он был как дома, часто приходил сюда. В детстве он жил совсем рядом - в пятиэтажной хрущовке на ул. Крылова д.3 прямо  за забором гдб №1. Ходил в школу №11 мимо этой больницы.

фото автора дом 3 ул.Крылова



Встреча проходила в большой студенческой аудитории. Длинные парты уходили рядами ввысь от кафедры. Медучреждение выполняло и учебные функции, рядом находился мединститут.  (Впоследствии корпус с этой аудиторией был снесён). Борис пришел заранее,  занял место на первом ряду ближе к центру. Аудитория наполнилась людьми, началось собрание. Докладчики рассказывали об экономической целесообразности и технологической безопасности АСТ,  обещали райскую благодать под бдительным оком суровых атомщиков.  Чернобыль вспоминался как несчастный случай, а не злостная закономерность.  Успокоительные речи коллег не устраивали молодого ученого. Он задавал с места неудобные вопросы, демонстрируя острую  критическую позицию. В конце концов, Альбина Федоровна Баландина решила дать ему слово. - Слово предоставляется Борису Немцову, - объявила главврач. Борис поднялся, как был, в своих фирменных синих джинсах. - Направо или налево идти, задевая по дороге людей, сидящих  на скамье? - А, прямой путь короче. - Борис, нисколько не смущаясь, оперся на парту и перемахнул её прыжком. И направился к кафедре. Так мне рассказали об этом дне  коллеги Дины Яковлевны. Так, прыжком через студенческую парту вошел  Борис Немцов в политическую жизнь Горького, СССР, России.

фото корпуса 1 детской больницы, слева был корпус с аудиторией.




Об итогах встречи в больнице, естественно, было сообщено в райком, где собирались сведения обо всех собраниях. Впрочем, выступление некого Немцова в 1гдб секретарю Приокского райкома Дмитрию Модератову  не запомнилось. Таких коллективных собраний в 1987-1988 гг. проводилось достаточно много.

Борис Немцов вовсе не был убеждённым противником коммунистического режима, готовым в юношеском задоре встать в ряды диссидендов. Но искренним другом КПСС его назвать, конечно, нельзя.  Ходит байка, что молодого курсанта Владимира Путина с  его товарищами на Югах - в Сочи обыграли, обчистили в карты местные шулера, на подмоге у этих умельцов якобы состоял маленький Боря Немцов. Отсюда как бы происходит недоверчивое отношение одного к другому.  Только во время курсантства Владимира, Борис жил уже в Горьком, куда семья переехала после развода его мамы с отцом. Как и другие  легенды, сочинская романтика пляжей ушла  в далекое прошлое.  Уроки быть осторожным ему давались со школы.  В первой редакции школьной характеристики золотого медалиста была приписка - политически неблагонадёжен.  Мама еле уговорила классного руководителя убрать эту опасную "оговорку".

Даже если бы и не было этого "греха" бунтарского подросткового возраста,   для формирования  мировоззрения будущего политика  достаточно было и  того, что Боря стал выпускником Радиофака университета Лобачевского, который в Горьком считался оазисом  свободомыслия. Для создания ядерного щита страны и всей его оборонной мощи государству требовались раскрепощённые мозги. А элита научной мысли, а таковыми и были питомцы радиофака, не могла не видеть, что делается вокруг в стране, так сказать, за пределами ядра атома.

Теоретический отдел НИРФИ (Научно-исследовательский радиофизический институт) возглавлял Николай Григорьевич Денисов (1924-1988), в нем числилось  человек 15, докторов и кандидатов наук. Это был первый (ведущий) отдел в институте. Каждый сотрудник занимался здесь своей тематикой.  Видное место в нем занимал доктор наук Вилен Яковлевич Эйдман (1927-1992),  как и Н.Г.Денисов,  ученик академика Гинзбурга, научный руководитель Бориса Немцова ещё с университетских  времен (3 курса) и позднее его соавтор.

"Отец мой  (Вилен Эйдман) был суровым, жестким человеком и никогда не стал бы возиться со своим племянником, если бы тот не был очень способным физиком. Борю он считал чрезвычайно одаренным человеком и сулил ему блестящую научную карьеру." (Игорь Эйдман)

"В науке Борю всегда интересовали задачи, связанные с динамикой, движением, неустойчивостями. (Лев Цимринг)." "Фокус интересов молодого ученого Бориса Немцова - можно обозначить как возникновение неустойчивостей на границе раздела  движущихся сред. Редкий случай, когда при решении задачи сам Ландау совершил ошибку. У молодого физика была идеи некой конфигурационной неустойчивости - в зависимости от формы представления дельта импульса, который возбуждает отклик, бывает, получается разная картинка волн. -( Н.Ашин).  В 1985г. Борис Ефимович защищает под научным руководством Денисова диссертацию по теме "Когерентные эффекты взаимодействия движущихся источников с излучением." Ряд глав диссертации прорабатывались в сотрудничестве с Виленом Эйдманом.

В начале горбачёвской перестройки 1985 г. наш герой не собирался становиться  политическим бунтарем. Напротив, основные  интересы кудрявого физика лежали в научной области. Этот "веселый раздолбай с баобабной прической Анжелы Дэвис" имел целями писать, по его собственным словам, совершенно гениальные статьи (Н.Ашин), совершая перевороты в науке.

Однако уже в андроповско-черненковские времена то там, то здесь стали публично раздаваться голоса  молодых людей, выступающих с активной критикой некоторых одиозных сторон советской власти. На том же радиофаке университета в Горьком тремя отличниками одной из студенческой групп была выпущена стенгазета "Мнение".  В ней смелыми вестниками гласности было написано черным по белому, - что "мы не против советской власти", но против догматизма и зашоренности. Поэтому давайте вести свободные дискуссии по актуальным темам.  - Газета провисела на стене не больше полутора часов. Её поспешили убрать с глаз долой бдительные товарищи. Зато формулировка  "мы не против советской власти" вызвала длительное бурление в среде партийных органах факультета и вызов на ковёр виновников. К счастью для отличников учёбы, их было решено не отчислять из университета. Было учтено, что студенческая группа поручила выпустить  стенгазету и при исполнении этой задачи был допущен "всего лишь" перегиб.

Всё равно главного зачинщика критического материала  Николая Ашина, которому то и поручили сделать злополучную стенгазету, не решились взять на работу в престижный Институт прикладной физики АН в Горьком. Вместо ИПФ АН, который ему сулили за отличную учёбу, его рекомендовали делать диплом в теоретическом отделе соседнего - менее престижного - института НИРФИ (Научно-иссследовательский радифизический институт). Научным руководителем молодого бунтаря стал ещё тогда неостепененный Борис Немцов. После окончания университета в 1985 г. Ашин поступил на работу инженером в НИРФИ.

Вокруг в стране всходила ростки от семян перестройки и гласности. В 1987г. в НИРФИ стала выходить институтская стенгазета, наполненная  "оппозиционным" содержанием. Редактором её, как можно уже догадаться, стал неостепененный сотрудник, первый подопечный Немцова - молодой инженер Николай Юрьевич Ашин. За заметки против коммунистической партии, войны в Афганистане институтские коммунисты  Ашина попробовали прессовать. Однако решение комсомольского собрания было благожелательным или, кто-то скажет, - попустительским  - "а пускай продолжает выпускать". Характерна реакция Бориса Немцова на первую стенгазету. - "Николай, ты что опять за старое взялся?".  Немцов обратился к начальнику отдела Денисову. - "Николай Григорьевич, запретите ему выпускать стенгазету. Вас  он послушает, а меня нет. Запретите ему."   Денисов, командир пулеметного расчета на отечественной войне, внимательно ознакомился с газетой и сказал только Николаю: "Будьте  осторожны."

Николай Денисов




Мы видим, что Немцов  первоначально  не входил в очаг фронды даже в НИРФИ,  думая преимущественно о научной карьере и расширении кругозора. Бориса приглашали на регулярной основе в университет им. Лобачевского делать обзоры по достижениям иностранных учёных. Для поддержания бюджета молодой семьи, в которой родилась в 1984г. дочка Жанна,  помогал студентам решать  контрольные работы и занимался репетиторством, готовил к поступлению в вузы по физике и математике. Занимался спортом. Однофамилец, журналист Юрий Немцов вспоминает, что в середине 80-х фотографировал для газеты - без всякой связи с политикой - молодого ученого Бориса Немцова с теннисной ракеткой.


фото Андрианов-Ю.Немцов

Стенгазета в НИРФИ продолжила выходить. Вокруг Ашина  сплотилась группа молодых единомышленников. От общих мировоззренческих вопросов молодежь вскоре перешли к местным темам. - А почему сотрудников, ученых НИРФИ посылают на принудительные сельхозработы в колхозы и на овощебазы? Мы требуем, чтобы НИРФИ отказалось посылать сотрудников на всякие базы.  - Сейчас поднимают роль трудовых коллективов в управлении предприятиями и организациями. А почему бы не создать совет трудового коллектива в Институте?

Пока Борис Немцов (позже c Львом Цимрингом и др.) ездил в Москву в ФИАН и посещал открытые научные семинары Виталия Гинзбурга (1916-2009) ( ученый проводил их с 1956 по 2001г.), его активный подопечный Николай вышел в Москве на группу Мемориал и познакомился со Львом Пономарёвым (1988 г.).

Если и проявлялся боевой характер Бориса, вступающего в схватку с сомнениями, то в острых вопросах к коллегам на их научных докладах. "Немцов старался вникать во всё и всегда находил, что спросить, а то и внести поправку...Виталий Гинзбург был, пожалуй, единственным докладчиком, которого Немцов не смел прерывать...Однажды, когда вопросы к Гинзбургу кончились, Цытович решил все-таки испытать Немцова: «Боря, вы уверены, что у вас нет никаких сомнений или соображений? Не стесняйтесь, говорите». Немцов, не вставая с места: Сомнения есть всегда, а уж соображения тем более. Но Виталий Лазаревич излагает вещи на удивление хорошо." - М.Рютова о конференции Сочи-3 в мае 1986г. -  Гинзбург был впечатлен добротными работами Немцова по теме излучения движущимися источниками..и "попросил Цытовича пригласить молодого человека на следующую конференцию (как раз ту в 1986г.) в Сочи." http://trv-science.ru/2016/02/23/molodoj-nemcov/

Борис Немцов на Сочи-3



На стыке 1987-1988гг. проходила конференция трудового коллектива НИРФИ, на которой выступали и молодые бузотеры против сельхозработ. Между молодежью и администрацией началась нешуточная рубка. В её разгаре, когда Николай Ашин толкал на трибуне свою правду, из зала вдруг раздался голос Бориса Немцова. - "Какой ерундой вы занимаетесь со своими сельхозработами. У нас тут под боком атомную станцию строят. Она не сегодня - завтра рванет! А вы про сельхозработы и трудовые коллективы говорите! "

Администрация института даже обрадовалась, что можно так внезапно соскочить с темы трудового коллектива. Молодежь, напротив, рассердилась на подобное штрейкбрехерство Бориса и на раскол в их рядах. Немцов тем временем продолжал: "Давайте примем резолюцию, что мы осуждаем строительство атомной станции  теплоснабжения в Горьком.  Один парторг института пытался вяло возражать: "Подождите, такие вопросы сразу, с кондачка, не решаются." Однако администрация была в целом очень довольна, что можно сменить тему и не бойкотировать сельхозработы, и не создавать совет трудового коллектива.

НИРФИ в отличие от других институтов города не имел экономических интересов в атомной энергетике. Это позволяло ему занять беспристрастную позицию в вопросе об АСТ.  Что уж там говорить про молодого кандидата наук! Крупный ученый, член-корреспондент АН СССР профессор Всеволод Сергеевич Троицкий(1913-1996), руководитель отдела радиометрии в НИРФИ, был настроен критически по отношению к атомной энергетике.  Как бы там ни было, резолюция о том, что конференция НИРФИ!!!! против атомной станции теплоснабжения была принята именно с подачи Немцова. Это было второе выступление  Бориса, которое принесло ему уже больший успех, чем дискуссия в больнице.  Для того, чтобы 200 человек ученых проголосовало против АСТ, ему не понадобилось выходить даже на трибуну.

Так  Борис сделал научное открытие в гуманитарной области. На границе движения двух сред - общественной и производственной (энергетической) - возникло возмущение, отклик (в данном случае на атомный проект). Он осознал это на рациональном уровне и получил должный результат.


продолжение
https://olegdushin.livejournal.com/168076.html

Олег Душин

Бонапарт второй (роман 1 гл. Странная рукопись- окончание)

начало первой главы
http://olegdushin.livejournal.com/36054.html

ЗАБУДЬТЕ ПОКА ВСЁ, ЧТО ВЫ ЧИТАЛИ. ПРОВАЛ на НОВУЮ СТРАНИЦУ.
      Свой человек.

Жил-Был в великолепном царстве, превеликом государстве мужик. Тарас Тарасыч Благоев было высечено невидимой для посторонних росписью на его челе. Забежим в детство золотое при советском царе Горохе в совхозе. Перебиваясь на скудном пайке, может быть, он увлекался то политикой, то экономикой, то философией? Может быть. Во всяком случае, любознательный мальчишка не стал, забыв обо всём, корпеть над математикой и баллистикой. Тараска не читал днем и ночью книги по военной истории и географии. Чтобы вдохновясь подвигами, заскочить на колесо Фортуны, пробуя на себе двууголку Наполеона? Увольте. Благоев, даже если и примеривал военный головной убор за какими-нибудь кулисами, предусмотрительно не спешил попасть в ссылку на остров святой Елены, предварительно запалившись при Ватерлоо. Да был ли он достаточно лих, чтобы выйти во всеоружии охотничьей двухстволки и калаша на поле битвы первоначального накопления капитала? Исключим и такое. Не вышел он к московскому престолу отчаянным маршалом Неем и неаполитанским королем Мюратом. А потомушеньки не угодит в их прожжённые шкуры, торжественно продырявленные резкими залпами в далёком 2015 году, когда свернулись знамёна российской буржуазной революции и была помещена в драгоценный сосуд записка об имперской идее.

Тарас закончил рабоче-крестьянскую школу жизни, которая выковала его характер и закалила душу. Надо было бы, стал смывать пыль с сапогов в водах Индийского океана. Это талант - не желать невозможного и волшебно несбыточного. Закругляясь в общей характеристике, не поворачивается язык сказать, что ему, увидевшему свет в год железного быка, 'под сороковник'.

В перипетиях ужаса экспроприации народной массы c начала девяностых Тарас высморкал всю романическую ерунду, а себе дал честное слово, что не стал бы палить старомодно из дуэльного пистолета, если бы пришлось услышать об амурах, болтающихся над его женой... Нет, нет, нет. Конечно, он пресек бы распространение пасквилей о себе и о ней. Не усложняя жизнь допотопным оружием, из которого поэт Пушкин желал устремить с ближней дистанции пулю мести, Благоев привязал бы руки, ноги к "било", скрутил бы сластолюбца. Применяя приемы самообороны, совесть бы осталась чистой. Даже будь наглый кавалергард Дантес учеником школы мастера самбо Ощепкова, Тарас блюл бы Заповедь 'не убий'. Не будем его лишний раз и идеализировать. Он в свои магические 37 разорвал одни брачные узы. Зрелый муж посчитал, что родовспомогательную программу перед Родиной выполнил, раз уж подрастают дети и душа воспламенилась. Разве небеса не приветствуют бурлящую в крови любовь? Надо быть в союзе с Властью бесчинщицы судьбы над розовыми телесами идеалистов, распластанными в бессознательном состоянии на операционном столе мистической истории, - выражаясь художественно-философски. Банальный принцип удовлетворения лежал в основе мира крепкосшитого ширококостного мужика. Великолепие портрета дополнялось тем, что лицом он походил на большевика Сергея Кирова, исчезнувшего 1 декабря 1934г. за ширмой реальности.

В стране двойников - Запутье -секретарь ЦК Коммунистической партии Азербайджана Сережа Киров нервно сломал, пока доставал из пачки, папиросу Кавказ. Достал новую и закурил. Он был очень огорчён грандиозным пожаром на Бакинских промыслах сейчас, в двадцать лохматом году, который бушевал 6-ой день. Как недоучёл угрозы, идущей от антантовской диверсионной организации! Искать нефть в море, засыпать для промысла Биби-Эйбатскую бухту, чтобы море ссушилось, отступило перед строителями коммунизма, - эту идею, происходящую от старорежимных спецов, оценил и пробивал в Москве он, Сергей. До Октябрьской революции удалось засыпать только половину бухты, - идея морского бурения в начале века не прошла, - а при Советах всю. Он радовался огненным газовым фонтанам в Каспии - недалеко от мест, где считалось, - нефтяные запасы исчерпаны. Море само горит, разве не стоило предусмотрительно ожидать поджога?

Озабоченный вдовый коммунист не обращал внимания на искусы жалобных глаз стройной и отвратительно лохматой секретарши-комсомолки, заменяющей в быту ординарца. Товарищ Киров вёл всех на борьбу с пожаром и жалобно глядел в уходящие клубы дыма и на лес деревянных вышек Апшерона. Как давно это было! Сураханские промыслы в апреле 1922г. удалось отстоять. За ущерб в 5 млн золотых рублей 5 поджигателей расстреляли. В расследовании отличился молодой заместитель председателя Азербайджанского ЧК Лаврентий Берия. Этакий сурок на-шего столетия.

В московской полутемной комнате не курили папиросы Кавказ. Берегли здоровье и не опасались репрессий - застенков и лагерей. На столе с тех жестоких времён лежал бритвенный набор Жилет. Астральный потомок Сергея Мироновича Благоев заваривал чай и размышлял о том, сколько предложить за коллекторскую помощь, так сказать, по-фактуристей. Деньги то из сущих жлобов надо вышибать; чай, - тоже дело. И в Москве есть взаимовыручка. Союз ветеранов войны в Афганистане пойдет к неплательщику использовать сильные аргументы? Задумчиво посмотрел на швейцарские часы 'Эникар', которые шли к его сильным рукам и волоко-ламским скулам. Стоило бы ему вести себя поосторожнее и произвести без дураков проверку по сдаче дисциплины 'Платежоспособность' компании Герион. Не погорел бы он сейчас. Хорошо было бы!

Он обратился внутренним серпорежущим взором к октябрю тысяча девятьсот от рождества Христова 98 года, или по обратному счёту к 14 году до конца Света 5-ого цикла Солнца.. Прошло 11 лет, как кончились его Университеты. И снова захотелось встретиться с Тумановым.

Они, Благоев и Туманов, стартовали со взлетной площадки второго гуманитарного корпуса МГУ и вышли на орбиту. К космодрому не было претензий. Орбиты "разлетались" над рыжеющими аллеями советской стороны. Страна через четыре года сама разлетелась, как обломки здания при взрыве. Как птица Феникс самонадеянно оправляя свои золотисто-красные перья, Туманов прилетел в академический ареал у метро Профсоюзная. В кругу птиц он хотел посвящать себя только только чистой, как белый свет, науке, преемствуя тем самым отцу, кандидату физико-математических наук. Олег об этом "родовом проклятии" открыто сказал заведующему кафедры народонаселения В., шефствующему над его поточной учебной группой. Явление лично незнакомого юноши в кабинет профессора, убежденность в блеске глаз, искреннее признание возымели действие. Ему дали рекомендации. Отчаянного молодого человека взяли в Институт Экономики Академии наук СССР. Сын профессора В. без колебаний принял парня в 1987г. в сектор региональных исследований, создание которого В. младшим было, конечно, поддержано академиком Абалкиным в свете назревающих проблем с социалистической собственностью как таковой.

35-летний ученый В. рвался защитить советское отечество, переведя регионы (республики) на хозрасчёт. Чего проще -устроить взаимозачёт товарных потоков, - мы вам масло, вы нам нефть. В карьерном же плане им готовилась докторская диссертация. Для проверки теории на практике он нуждался в помощниках. Костюмчик СССР разъезжался по швам, идеи коммунизма корчились в судорогах. А тем творческим временем молодой Туманов, вдохновлённый провалом в общественном сознании, пытался в противовес бесщадно выхолощенному марксизму заявить свою авторскую науку. С младшим В. из-за острых идеологических разногласий, тот был ортодоксальным коммунистом, пришлось расстаться. Почитавшего свободу как святое, Т. перевели в аспирантуру.

Научный руководитель был не против создания новой методологии под его львиной эгидой. Перед лицом нового мышления было любопытно, что получится у молодого титана. И я шёл смело "не знаю куда", освобождая мир от Карла Маркса. Но кто бы мог подумать, что бескорыстное любопытство старших имело временные лимиты. Терпение шефа исчерпалось, как только мысль в титане, без подпитки из железных источников выкипела и ушла паром. Трехлетний срок аспирантуры кончался. Представленный текст был странным, похожим на журналистский обзор событий шоковой терапии Гайдара без указаний как перемотать время назад или устремиться в светлое будущее в плане социальных гарантийх. Он вызвал даже не удивление. Это было форменное издевательство и, что хуже, неотформатированное творение /для утверждения в качестве научного труда. Оказалось, что самопровозглашённому гению не нужна была корочка кандидата. Туманов мудрил - претендовал сразэу на Нобелевскую премию (Ленинской уже не было), до которой не дожил и его оппонент Маркс. Немудрено, что мудрые товарищи сочли его беспробудным, упёртым лентяем, гениальным в своей расточительности. В рынок молодой человек вступал и без степени, и без работы в Институте. Работа экономистом, конечно, нашлась, но защищаться в теплой атмосфере ученого совета уже было некогда.

Тарас утверждался по жизни основательно, добротно, с оглядом на вечное - на творение фамилии. У него было три дочки, нажитых ещё со студенческих времен. В окружении женщин время он не растрачивал на отсиживание в чиновном заведении. Не горел крепкий ум и желанием удивлять мир научиной. Потому он живёхонько окунулся в поток экономической деятельности, в которой чувствовал себя как рыба в воде. Молодец, - крутится, - будет наша оценка. 'Поскучав' так 11 лет, Тарас вдруг запросто позвонил по старому домашнему телефону сокашнику Туманову, опираясь на железные права проявлять товарищеское любопытство. Благоев осуществлял разведку, вроде бы еще не зная зачем. Рожденный, как и Туманов, под звёздами Рыбы, он обладал тонкой интуицией.. Тарас отследил свою звезду и зарекомендовал себя как оператор мелкооптовой торговли нефтепродуктами. - Ничего не скажешь против. - Солидно.

Ни шатко - ни валко капитал прирастал, получалось передумать думы над стёжками-дорожками. Застолбив эффективно позицию на рынке, Тарас поменял спутницу жизни. Подруга - подругой, а он подумал об ещё одной близкой душе, с которой хорошо было бы перемолвиться словечком о наращивании прибылей предприятия. Идея добра так и изливалась от мыслей Тараса, - его обтекал вдохновенный эфир. Комфортабельно работать со своим! Бизнесмен чувствовал бы себя еще обстоятельней. Он заглянул в записную книжку и нашёл человека - того, в кого верил. Цепка память, пригодилась по практической нужде. Благоев шёл на приобретение дружбы Туманова, которого уважал за свободу диалектической мысли. Стоящее Дело парню можно было поручить. (Студентом Тарас Тарасыч был выбран в комсомольском бюро курса, затем перешёл на старосту группы N6. На первом комсомольском собрании той же группы N6 при распределении общественных должностей Туманов предложил выбрать себя идеологом, и был таковым все 5 лет учёбы.) Поговорил об абстрактном и, будя витать в облаках! Хороша теория, мой друг, но кончай базар! Давай творить и воплощать. Первая задача - столковаться с реальными пацанами, с бизнесятами, пускай многие из них и обходятся без идей общественного блага на передке жизни. Если заключит Туманов договор, продаст товар, - значит, будет хорошо и ему. Неплохо же для самого разобраться в мелочах торговли. Если хорошо просечёт линию бизнеса, будет лады на годок-другой попридержать его у себя. Бензин - дело первый класс, так что он пойдет.

О вакансии в газете Тарас не объявлял, в хедхантерские агентства по надобности не обращался.

- Дружище, как насчет работы у меня? Попросись, не чинись уж! Чего уж там! Стань проще! - Как же! Туманов считал постыдным устраиваться на работу "по знакомству". К переменам на профессиональном поприще взывал всего один весомый аргумент. Этот аргумент в "человечьем обличье" убедительно заламывал руки за спину поджаренного на огнедышащих парах. Ты - Ужасна, хроническая безработица!

Тарас: Ну, давай! Ужо Попроси! Всё нормалёк. Ничего зазорного, я свой. Туманов:- Что ты, разве так можно!?

- А иначе! Неужели, выпускник МГУ, будешь стоять у доски? Испачканный мелом учитель средней школы будет получать двадцать пять рублей в сутки за проталкивание знания в детские головки! День напролёт пропускать лавины их эмоций? А что станешь преподавать - Историю?! А потом по уикэндам бросаться на колени и разбивать себе лоб на паперти?

Олег (Корифей) Владимирович, партизан и анархист, революционер в науке, не собирался падать очень низко в своих и чужих глазах. Он не хотел спускаться на уровень мерзких торгашей - хитрых хамов. Но все претензии на творческий, научный, интеллектуальный промысел к октябрю 1998-го года испарялись. Жизнь упрощались, ум не находил оазиса под сухим жгущим солнцем беспощадной Русской Реформы, которая шла по полю с косой, выкашивая все негодности жизни. Как нарочно, случился дефолт по гособлигациям, правительство, опозорившись беспредельно, отказалось платить по обязательствам, американский доллар быстро окрепчал к рублю. Армия ненужного населения быстро пополнялась, спрос на флюиды философов утихал.

Тарас Тарасыч покровительственно, с заметной толикой уважения расспрашивал 'как дела', внезапно услышал о пении в церковном и оперном хорах - сказал: 'Молодец'. Добавил еще раз в разговоре, поощрительно растягивая: 'Мо-ло-дец'. Позвонив еще раз на следующий день, тут уже без предисловий сделал предложение приятелю, ставшему уже недоумевать.

- Тут подумал и решил. Предлагаю стать тебе ДИРЕКТОРОМ. Коммерческим Директором.

Продолжение
http://olegdushin.livejournal.com/36408.html