Category: город

К истории перестройки и конфликта вокруг строительства метро в Горьком в 1987-1988гг.

Человек в роскошном царском облачении, с сединой на висках, с надеждой в глазах и жеманством в манерах пытается оборачиваться к толпе, народной массе. Толпа находится в удалении от него, люди с удивлением взирают на помазанника божьего. Безусый юноша глядит с трепетом на вождя, другой мужчина в черном берете и c чёрными усами косится с недоверием, мужичок с всклокоченной бородой и клеймом взирает с явной враждой. Серое небо заволакивается беспросветными тучами, белый голубь улетает прочь от верховного владыки. Царю что-то нашептывает, привстав на цыпочки, старец с ларцем под мышкой. Вокруг пары стоят ещё несколько людей-вельмож, все в богатых одеяниях, у них вялые руки, изнеженные лица, в глазах растерянность. С края картины, из дальнего леса выглядывают волки.
Картина подписана "Предвестие революции. Она имеет отношение и к случившемуся в 1989-1991 со странами Варшавского договора.".


1.В 80-ые годы железная хватка обкомов и горкомов КПСС в Советском Союзе стала ослабевать. Параллельно росли ожидания и надежды населения, вызванные повышением социальных обязательств со стороны партийного руководства. На первом своем пленуме 11 марта 1985г. вновь избранный генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев заявил твёрдо о линии ускорения социально-экономического развития страны. В связке с экономическими задачами в области научно-технического прогресса генеральный секретарь сказал об усилении внимания к социальной политике. Нельзя сказать, что на 26-ом съезде КПСС в 1981г. не ставилась задача повышения жизненного уровня народа, доходов советских людей. Это был обязательный элемент в программе партии. С каждым годом жить советские люди должны были всё лучше. По признанию самого Горбачева в новом партийном тексте он "только" сместил акценты. Вместо самоуспокоительного брежневского развитого социализма с трибуны заговорили об ускорении социально-экономического прогресса. Фаза развитого социализма, о котором твердили по телевизорам, превратилась во всенародную задачу ускорения научно-технического прогресса.



Энергетика намерений очень быстро преобразовалась в постановления. Начался процесс с печально известного постановления ЦК КПСС "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма" 7 мая. Вскоре 12 июля 1985г. вышло гораздо более обещающее решение- "О широком распространении новых методов хозяйствования и усиления их воздействия на ускорение научно-технического прогресса". С 1 января 1986г. на новые условия, подразумевающие широкое распространение внутрихозяйственного расчета, переходили все производственные объединения (предприятия) Министерств цветной, химической, судостроительной, по производству минеральных удобрений и т.д. промышленности, отдельные ПО министерств нефтеперерабатывающей и нефтехимической, угольной, лесной, черной металлургии и т.д. промышленности, широкий круг республиканских предприятий министерств местной легкой промышленности. Итого более трети всех предприятий последовали примеру эксперимента, проводимого в ряде объединений в 1984-1985гг. Вся остальная промышленность переходили на новые методы с 1 января 1987г.

Между тем к падению доходов от продажи алкогольных напитков уже в 1985г. присоединилась другая ложка дегтя для бюджета - падение нефтяных цен. 13 сентября 1985г. Саудовской Аравия заявила, что будет наращивать добычу нефти, отказываясь от политики сокращения выпуска. Следующий удар экономике нанес взрыв на Чернобыльской АЭС в 1 час 25 минут в ночь на 26 апреля 1986г.

Горбачев писал в мемуарах - "Авария на Чернобыльской атомной электростанции явилась самым наглядным и страшным свидетельством не только изношенности нашей техники, но и исчерпанности возможностей прежней системы. Вместе с тем - такова ирония истории - она тяжелейшим образом отозвалась на начатых нами реформах, буквально выбила страну из колеи."

Как то никто в литературе не пытается связать два события - Чернобыль 26 апреля 1986г. и госприёмка, да и сам генсек пишет об этом очень вскольз. Но хронологическая связка прослеживается со всей очевидностью. 12 мая 1986г. во всех газетах СССР опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета министров "О мерах по коренному повышению качества продукции." Отныне на крупнейших предприятиях страны вводится так называемая госприемка, которая призвана контролировать качество продукции на выходе её с предприятия.

Идея распространить принцип проверки качества, успешно практикуемый в военно-промышленном комплексе военными, родилась ещё при Андропове. Но подписали соответствующее постановление Горбачев и Рыжков лишь 12 мая 1986г., убедившись в ужасных последствиях халатности на Чернобыльской АЭС. Ещё в 1984г. КГБ констатировал, что "Конструктивные недостатки реактора, а также отдельные нарушения правил его эксплуатации могут стать причинами серьезной аварии (на Черноб.АЭС)." Надо полагать, что в секретных записках КГБ в ЦК после аварии 26 апреля тема качества фигурировала далеко не на последнем месте, - помимо версий о диверсионном умысле.


Другой урок Чернобыля, который извлек Горбачев, это осознание опасности ведомственности. На заседании Политбюро 3 июля 1986г. Горбачев заявляет: "Ни в коем случае мы не согласимся скрывать истину ни при решении практических вопросов, ни при объяснении с общественностью." Этот кардинальный вывод касается гораздо более широкой сферы отношений, чем просто атомная энергетика. Л.Милов пишет, что в "середине 1986г. происходят перемены в трактовке понятия "гласность". Инициаторы перестройки начинают рассматривать ее как важнейший рычаг демократизации, повышения социальной активности пока ещё достаточно инертного населения." 13 февраля 1987г. на встрече с руководителями средств массовой информации и пропаганды Горбачев говорит: "Главный замысел январского пленума (1987г.) с точки зрения решения всех проблем - развитие демократии. И в экономике развивать демократию, и в политике, и в самой партии."


А "все проблемы" , о которых говорит Горбачев, очевидны с финансовой точки зрения. В 1986-1987гг. растет дефицит бюджета в силу антиалкогольной кампании, падения нефтяных цен, аварии в Чернобыле, а также роста расходов на социальную сферу. 23 августа 1986г. Горбачев на совещании в ЦК КПСС говорит, что ситуация с добычей нефти и газового конденсата серьезно осложняет проблему сбалансированности не только экспортно-импортного плана, но и экономики в целом. К падению цен на нефть добавляются усложнения условий её добычи, истощение старых месторождений, что требует значительного увеличения капиталовложений (Е.Гайдар "Гибель империи")


Падение промышленного производства в начале 1987г. на 6% к декабрю 1986г. приводит партийное руководство чуть ли не в панику. В силу новогодних праздников в 21 веке это сезонное падение наблюдается в России уже на законном основании, а тогда это виделось как угроза плану на весь 1987 год!! Эффект новогодней расслабленности очевидно потребовал мобилизацию усилий партийных органов, включая обкомов.

2.Обновление кадров традиционно рассматривалась партийными вождями как способ придания динамизма насущным изменениям. Горбачев в отношении отставок побивал все рекорды - особенно по составу ЦК КПСС (М.Соломенцев). Также к началу 1987г. было заменено 60% секретарей областных партийных организаций, получивших свои посты при Брежневе (Л.Милов). Первый секретарь Горьковского обкома Юрий Христораднов, крепкий представитель брежневской гвардии, пока ещё удерживал свой пост (с 1974г. по июнь 1988г.). Тем не менее и его дни в Горьком были сочтены.



Горбачев не приезжал в Горький, но внимательно следил и за этим регионом. Правда, в его мемуарах упоминание о Горьком прямо проскакивает всего один раз. - "Тогда же (весной 1986г.) пришло письмо из Горького от бывшего соученика по МГУ Василия Мишина - теперь доктора философских наук (университета), заведующего кафедрой: "Имей в виду, Михаил, в Горьком ничего не происходит, ни-че -го.""

На июньском пленуме 1987г. Горьковской области от генсека досталось "по полной". Горбачев: "Я высказал критические замечания по работе не только отдельных центральных ведомств, но и Политбюро, Секретариата, Совета Министров. Назвал ряд руководителей министерств и ведомств, республик, краев и областей, виновных в серьезных упущениях в работе. Это было необычно для партийных форумов, вызвало оживление в зале."

Персонального критического внимания в речи генсека 25 июня 1987г. на пленуме удостаиваются всего 2 человека - К.С.Демирчян (Армения) и Ю.П. Христораднов.
Сразу после острой критики с высшей трибуны в адрес руководства Армении следует такой абзац: "Мало заметных сдвигов к лучшему происходит и в такой крупнейшей областной партийной организации, как Горьковская. Многие жизненно важные вопросы решаются здесь неудовлетворительно. Мощный потенциал области должным образом не используется, слабо развиваются социальная сфера и аграрный сектор экономики. Надо полагать, что областной комитет партии (т.Христораднов Ю.П.), все партийные организации области должны сделать выводы из критики и поправить положение."

В условиях роста проблем с обеспечением страны продовольствием Горбачев на пленуме хвалит, например, Ульяновскую, Саратовскую и др. области. Он доволен их усилиями по улучшению местного снабжения продукцией животноводства помимо выполнения планов поставок в союзно-республиканский фонд. Изыскание резервов - вот что волнует реформатора. При этом партийное руководство на местах никак не освобождается от обязанности от выполнения государственных планов. Партийный аппарат намертво привязан к производственным функциям и задачам Госплана и Госснаба.

В Горьковской правде, естественно, критические замечания Горбачева на июньском пленуме никак не цитируются и не упоминаются. Материалы пленума опубликованы в областной печати как тезисы пленума. Однако в последующих выступлениях партийных секретарей области есть отсылки на сам факт критики Горбачева областной организации.

На 27 съезде КПСС в марте 1986г. Христораднов хорошо рапортует об успехах 11 пятилетки, критикует разные отраслевые ведомства. Чего, например, только стоят его упреки в адрес товарищей Черномырдина, Чирскова, Колпакова за закупки труб для газопроводов за рубежом. По мысли Юрия Петровича - "при этом должным образом не используются новые мощности Выксунского металлургического завода на 500 тыс.тонн многослойных труб (1420 мм) для магистральных газопроводов повышенного давления." Эти новые мощности были введены в действие в ноябре 1981г., на всесоюзную ударную стройку было потрачено много сил и денег ради прорыва в мировом трубостроении. Однако через год после съезда - в июле 1987г. - Совет министров СССР встал на сторону эксплуатационников и остановил производство многослойных труб (ради прямошовных) на Выксе из-за сложностей при укладке и монтировке этого достижения отечественной научной мысли.

Как бы там ни было, слабые места области остаются местами, и они связаны вовсе не с трубами. Переломить ситуацию отставания строительной отрасли партийные органам Горьковской области не удается и в 1987г., как и в 1985, 1986. Не очень хорошо удается предприятиям военно-промышленного комплекса и машиностроения, которыми славилась область, заставить себя производить в массовых объемах товары народного потребления.



В свете обострения внутрипартийной дискуссии после статьи Нины Андреевой "Не могу поступиться принципами" в марте 1988г. генсек решает заменить ещё одного брежневского "кадра".

На момент страшного взрыва в Арзамасе грузового состава 4 июня 1988г. в горьковском кремле уже знали, что Юрий Петрович уходит на почётное повышение в Москву. 23 мая 1988г. его избирают председателем Совета Союза Верховного Совета СССР. 16 июня 1988г. Христораднов оставляет пост первого секретаря обкома. Как знать, возможно, майская активизация борьбы жителей Горького против строительства станции метро в сквере Горького играла какую-то роль в решении Горбачева. По крайней мере, поток писем трудящихся области с всевозможными упреками в Москву весной 1988г. мог увеличиться из-за роста социальной активности.

3. Борьба против строительства метро и за "Нижний Новгород".

Ещё в 1984г. в Горьком журналисткой Валентиной Бузмаковой была организован отряд добровольных помощников реставраторов, куда вошли молодые активисты сохранения исторической застройки и памятников культуры. Живым авторитетом отряда был Святослав Леонидович Агафонов, автор и реализатор плана реставрации нижегородского кремля, отстоявшего его от частичного сноса еще в 1938г. Довольно быстро ребятам стало понятно, что впереди вопросов культурной политики идет общая политика коммунистической партии.

В июле 1987г. (8-9 июля) в Горьком проходил 5 съезд Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Группа известных горьковчан написало письмо в его адрес о необходимости возвратить городу исконное имя - Нижний Новгород. Письмо было встречено с большим одобрением участниками съезда. 4 октября 1987г. Горьковская правда опубликовало аналогичное письмо с предложением вернуть историческое имя городу. В редакцию стали поступать много писем как "за" так и "против" переименования. Однако 10 декабря 1987 г. 3-я сессия горсовета вынесла решение о сохранении названия города - Горький. Вопрос даже не был включен в повестку дня сессии и специально не обсуждался.

Что посчитали нужным сказать депутаты совета?
1. Предложение о восстановлении исторического названия исходит от небольшой группы интеллигенции и не поддержано трудящимися районов и молодежью! (по причине нежелания менять документы в связи с переименованием)
2. Это дорого. Обойдется в 50-60 млн руб.

Надо отметить, что активно откликнулось на публикацию Горьковской правда от 4 окт. 1987 г. 6000 человек. 90% из них выступило за "Нижний Новгород", 8% за "Горький", 2% эта тема была безразлична. Активистами ( И.Кузьмичев, И. Ашкенази и др.) было подсчитано, что переименование обойдется только в 509 тыс.р., а не 50-60 млн руб. Впрочем, цена вопроса не имела значение, город был переименован 22 октября 1990г.

Молодые люди помощники реставраторов присоединились к инициативе горьковской интеллигенции по переименованию города в Нижний Новгород. По городу стали развешиваться листовки, которые срывала милиция.

Однако первым настоящим испытанием градозащитников стала битва против строительства станции метро на площади Горького.
Строительство метро в городе началось ещё в декабре 1977г., а 20 ноября 1985г. состоялось торжественное открытие первой линии горьковского метрополитена. В августе 1987г. к 6 станциям добавилось ещё две. Дело продвигалось бодро. Горьковские метростроевцы занимали ведущие места в соцсоревновании по Министерству транспортного строительства СССР. Ветку метро собирались тянуть и в верхнюю нагорную часть города через Оку. Своим путём в 1988г. началось строительство методом открытого заложения станции метро на площади Горького.


Первоначально, как и ставили это условием в городе, Горьковметропроект разрабатывал закрытый вариант метро на правобережье Оки. 3 февраля 1987г. МПС СССР утвердило технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства нагорной станции Горьковская методом глубого залегания. ТЭО было согласовано с Госстроем и Госпланом СССР. Однако в том же 1987г. внезапно стало известно, что проект строительства станции согласован Горьковметропроектом не глубоким ( закрытым) способом, а открытым! Это создавало угрозу историческом облику города. Сами строители были за глубокий вариант метро, однако, по их утверждениям, для этого требовались твердые грунты над станцией - не менее 15 метров. Изыскания под трассу в нагорной части города показали везде большое обводение, рыхлые толщи, чередующиеся глинами и песками. Искусственное замораживание большой толщи грунта над станцией Горьковская (1200 кв.м) посчитали дорогим и малоэффективным. К тому же в связи с острым дефицитом чугунных тюбингов для отделки тоннелей Госстрой СССР рекомендовал рассмотреть дополнительный вариант строительства станции открытым способом. В противном случае - при строительстве закрытым способом - облисполкому предоставлялось право организовать производство нужных чугунных тюбингов на предприятиях города и области.

Проект предполагал уничтожение половины живописного сквера и уничтожение вокруг большого массива исторической застройки. Место у сквера отводилось под промбазу Горметростроя. Последующий перегон линии от станции Горьковская проходил через историческую часть города в сторону площади Минина и Пожарского, Кремля. При этом очень существенной изъян с технической точки зрения состоял в том, что линия тянулась вверх. Превышение нагорной части над заречной составлет около 100 метров. Поэтому на перегоне от метромоста через Оку до станции был взят предельный уклон 40 тысячных, - 40 метров повышения на 1 км железнодорожного пути и к тому же с крупными радиусами закруглений. Опыт бакинского метро с уклоном 45 тысячных говорил о повышении риска аварий как при торможении, так и при наборе скорости поездов. Эта проблема волновала специалистов больше, чем вырубка 70 деревьев на площади Горького. Ещё одной проблемой был слабый грунт в районе площади (как и везде в Нагорной части) из -за водоносных горизонтов. На районе сквера когда-то во времена царя гороха были засыпаны два пруда, что затрудняло строительство станции закрытым способом. При рытье котлована выдавивание воды могло привести к проседанию грунта и деформации зданий по соседству.

Осенью 1987г. начался первый этап общественной дискуссии - в прессе, на радио, телевидении. Например, 30 ноября 1987г. было отправлено письмо с возражениями против мелкого залегания метро от горьковской организации Союза архитекторов РСФСР. В результате споров удалось отстоять от сноса часть домов на ул. Звездинка и было пересмотрено решение тянуть ветку метро до пл. Минина и Пожарского. Станция Горьковская была объявлена тупиковой. Но сквер на пл. Горького оставался по угрозой. С марта 1988г. помощники реставраторов проводили чуть ли не еженедельно митинги, устраивали пикеты на площади Горького, писали письма. Проводили что-то вроде общественных слушаний, ничего не помогало. Подготовка сноса сквера шла планомерно, вокруг него уже была сделана строительная ограда с буквой М, обозначающей Метро. Началось выкорчевывание кустарника.

В этот момент в начале мая 1988г. (в ночь на 11 мая) 22 летний активист, студент историк Педагогического института Стас Дмитриевский и его несколько друзей в отчаяния поставили 2 палатки в сквере Горького. Палатки были обвешаны плакатами протеста против строительства. Наутро, когда Стас и друзья проснулись, вокруг палаток стояло сотни, если не тысячи людей. Сквер в то время был проходным, каждое утро через него на работу во всех направлениях шли тысячи людей. Палатки, выставленные на злобу дня, естественно, привлекали внимание, они заставляли людей остановиться. В сквер с утра потянулись, чем дальше, тем больше, пенсионеры. Они и составили костяк сопротивления. Работающий народ задержаться надолго здесь не мог. Многие ветераны войны одели свои орденские планки, награды - медали, ордена. В этот день строители как раз собирались разгрузить железобетонные блоки. Сотни горьковчан с ветеранами во главе не позволили им это сделать.

Это было настоящее народное восстание. Его штабом стали несколько студенческих палаток. Вечерами в сквере собиралось по несколько тысяч горьковчан. Времена были перестроечные, "вегетарианские", поэтому милиция оттуда никого силой не выгоняла, и лагерь не был свёрнут. Стас Дмитриевский рассказывал: - "Веселая жизнь. Пытались пугать, тягать в милицию, пугать КГБ, но не было даже попытки разгона нас, поскольку протест был масштабен." В палаточном лагере стояло уже не 2 палатки, а пять, а под конец 7. Нашлась печатная машинка для листовок, был постоянный стенд со стенгазетой. Собирались подписи против метро долго, - их сбор продолжался ещё месяц после приостановки стройки.

Стас Дмитриевский



Чтобы успокоить народ, власти прибегли к новым методам работы. Глава нижегородского райисполкома Александр Алексеевич Сериков увёл массу народа 23 мая 1988 г. в актовый зал Горьковглавснаба (ул.Костина,2). В зал на 400 мест набилось 500-600, всё равно много осталось стоять на улице. Была организована встреча партийных, советских руководителей, специалистов с горожанами по поводу строительства метро. Собрание шло бурно, из зала живо и с негодованием реагировали на выступления сторонников строительства. Главного архитектора города Сергея Александровича Тимофеева постоянно прерывали. Народ не верил заверениям, что станция Горьковская будет тупиковой и линия не потянется потом в сторону Кремля. Предлагалось перенести станцию на площадь Лядова, правда, там фиксировалось ещё более высокое положение относительно метромоста. После встречи в Горьковглавснабе толпе на улице организаторы по мегафону рассказали про итоги дискуссии. Было рассказано о предложении создать общественную комиссию по экспертизе проекта.

варианты обсуждения переноса станции



На заседании бюро обкома первый секретарь горкома Лев Николаевич Февралев предложил исключить Александра Серикова из партии и снять с должности за этот митинг в Горьковглавснабе. С приездом второго секретаря обкома Г.М.Ходырева (Ю.П. Христораднов отсутствовал в городе) заседание приобрело более конструктивный характер. Геннадий Максимович Ходырев заявил: "Я опоздал потому, что был на площади Горького и разговаривал с людьми. Они всё правильно говорят. Давайте закончим наше бюро." Серикова, естественно, не исключили из КПСС. https://nn-now.ru/aleksandr-serikov-kogda-gubernator-proiznosit-nash-lyubimyiy-gorod-ya-prinimayu-eto-za-chistuyu-monetu/

обсуждение на площади Горького, май 1988



Общественная комиссия была создана уже 26 мая. В работу комиссии включился ректор инженерно-строительного института (ГИСИ) В.Найденко, архитектор-реставратор Е.Кармазина и др. К работе был подключен Госстрой СССР. В тот же день с утра 26 мая во исполнение решения горисполкома о приостановке строительства началась разборка забора вокруг площади Горького, а заодно убрали и палатки пикетчиков. Таким образом, градозащитники одержали свою первую победу. Власть и общественность пришли к консенсусу. Впрочем, стол для сбора подписей против строительства метро стоял в сквере до того времени, пока Госстрой не принял решение об отмене строительства. 24 июля 1988г. Горьковская правда опубликовала статью доцента ГИСИ Милюкова с отрицательными выводами общественной комиссии по поводу проекта метро в сквере Горького. Комиссия выявила недостатки в исследовании грунтов нагорной части, отсутствие полевых и лабораторных подтверждений важного положения о плывунных свойствах здешних пылеватых песков. Также комиссией было указано, что проект мелкого залегания метро вынуждает строителей принять предельный уклон пути (его повышения) в нагорную часть, что является источником повышенной опасности.

В 2008-2012гг. станция мелкого заложения Горьковская была всё-таки построена открытым способом. Однако ее сдвинули в сторону от сквера Горького, который сохранился в целости и сохранности.

площадь Горького в Нижнем Новгороде



Борис Немцов имел очень мало отношения к борьбе против "метро" в 1988г. вопреки легенде, бытующей в интернете. Несомненно, Борис бывал в майские дни 1988г. в сквере Горького, но имел там другие задачи, привязанные к атомной станции, о чем пойдет речь в следующем очерке. Истинным лидером протеста в мае 1988г. являлся Стас Дмитриевский.

Олег Душин