Category: авиация

Криптовалюта для стран БРИКС? Сколько стоит МС-21

1.Эксперименты Венесуэлы с использованием криптовалют из-за санкций США имеют вполне звучное эхо. Страны БРИКС заговорили об использовании общей криптовалюты. Поговорил об этом 17 ноября с Business FM. Высказал мнение, что переговоры носят политический характер, поскольку стабильность курса криптовалюты на биржах обеспечить сложно. Есть такой момент, в рамках БРИКС нельзя выделить ведущую национальную валюту, отсюда возникает наднациональная крипто. .


цитата


Страны БРИКС активно снижают долю расчетов в долларах. В России за пять лет доля американской валюты во внешнеторговых расчетах снизилась с 92% до 50%, а рубля — выросла с 3% до 14%. И потенциал снижения доли доллара еще велик: например, если изменить валюту расчетов между Россией и Индией, комментирует аналитик по макроэкономике Олег Душин.

Олег Душинаналитик по макроэкономике

«Этот год известен тем, что, например, половина расчетов России и Китая уже осуществляется не в долларах. В основном производятся расчеты в евро, в юанях, соответственно, идет общая попытка вытеснения доллара из международной системы расчетов, что является общим трендом, попыткой ослабить влияние доллара в мировой валютной системе, чтобы гегемония американского доллара в валютной системе не была такой очевидной, чтобы была независимость стран в своей политике от политики американской, поскольку в настоящий момент существует огромный риск, что расчеты в долларах могут быть заморожены по воле Белого дома».
https://www.bfm.ru/news/429776

2.
Обсуждал 18 ноября с РБК ТВ тему заявленной цены МС-21 в среднем на уровне 51 млн долл. против каталожной цены 97,9 млн долл.
Указал, что скидки от каталожной цены при покупке больших партий может сосоавтлять до 50% от каталожной цены. Заявленные характеристики МС-21 вполне конкурентны. Заявленное потребление топлива на 6-7% ниже конкурентов Боинга и Аэробас. Есть сведения, что отечественные композиты, составляющие технологическим достоинством самолета, заменили американские, которые попалипод санкции


Сумма портфеля твердых заказов на 175 самолетов МС-21, сформированного корпорацией «Иркут» (производитель MC-21, входит в Объединенную авиастроительную корпорацию), составляет порядка $9 млрд. Об этом РБК рассказал источник в правительстве и подтвердил источник, близкий к ОАК. Он же уточнил, что в эту цену не входят техобслуживание, страховка и т.д. «Под этой суммой подразумевается только лизинг», — пояснил РБК источник, близкий к одной из авиакомпаний, рассматривающей возможность покупки MC-21.

Представитель корпорации «Иркут» отказался комментировать информацию о сумме портфеля заказов, сославшись на коммерческую тайну. При этом он добавил, что каталожная цена (изначальная цена, установленная производителем) одного МС-21 без технического обслуживания и страховки составляет $97,9 млн. «Соответственно, стоимость 175 самолетов по каталожной цене составит $17,1 млрд»,

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/politics/18/11/2019/5dce84499a7947bd2c622981
тв выпуск

http://tv.rbc.ru/archive/news/5dd25c902ae596bdc24d9666

МАКС 2019. Избранное. МС-21 в небе


Был сегодня на МАКСе. Погода замечательная, солнце, не то, что пасмурная погода в прошлый раз - в 2017 году (https://olegdushin.livejournal.com/127149.html ). Только это яркое солнце меня подвело, не рассчитал и видео на фотоаппарате засвечено. К счастью, ключевые моменты дублировал на телефон. Однако исторический первый демонстрационный полет МС-21 показать, увы, не могу, хотя увидел, как самолет гордо взбирается "на горку" и совершает маневры. Именно этот самолет - надежда нашего авиапрома встречает гостей на выставке. Через 2 года средне-магистральный самолет полетит с пассажирами и на нашем пермском двигателе. Пока же, увы, роллс-ройс на демонстрационном полете. Наш мотор надо ещё довести. Наш двигатель можно увидеть в павильоне С-2 на стенде ОДК - Объединенной Двигательной Корпорации, куда вошли Пермские моторы. Любопытный стенд я встретил в другом павильоне - Институт авиационного приборостроения Навигатор (Петербург). На сайте утверждается, что он поставляет навигационное приборы для МС-21. Любопытно, что суперджет там же не упомянут. Известно, что навигационное оборудование для SSJ поставляли иностранцы (итальянцы?). По проценту отказа систем самолета в 2016-2017 гг. навигация занимала первое место (https://www.rbc.ru/business/15/08/2017/598dacb29a7947c0cb85a1d6 ) и она же, возможно, сыграла дурную шутку при аварии нашего самолета в Индонезии, хотя человеческий фактор там сыграл большую роль. Все же Индонезия не Сибирь, и даже не горы Урала. В июле 2019 года вдруг появилось сообщение, что концерн Радиэлектронные технологии (Ростех) заключил договор на поставку опытного образца новой навигационной системы для SSJ. Хочется верить, что всё будет хорошо.
видео с Русскими витязями и др.
https://youtu.be/0Osq9rfvVuE









Летчик истребитель Яков Смирнов. В теорбате Армавирской школы пилотов



В августе 1941г. закончил  (по моему, 27.08) аэроклуб как учлет. В конце августа учлетов отправили в Армавирскую школу пилотов. Сели в Рязани человек 40-50 на пароход. На пароходе доплыли по Волге до Сталинграда. Оттуда до Армавира опять ехали на поезде. (Приказ о её создании был подписан наркомом обороны 23 февраля 1941г. В ноябре 1940 начальником вновь формируемой школы был назначен полковник Кузьма Иванович Шубин (1901-1996). Находилось учебное здание школы на центральной улице Кирова в Армавире. (В 2001г. Армавирский военный иститут был присоединен  к  Краснодарскому авиационному училищу (институту). - О.Д. )


15 сентября 1941г. я принял присягу в Армавире.  Обучали здесь очень долго. Школа попала в резерв главного командования. В ней было более 3000 курсантов. Они были разбиты на группы 25 человек. Моя группа была 76-ая. И очень нескоро пришла  очередь учиться летать на боевых самолетах. Я долго был в теорбате - в теоретическом батальоне. Летной практике в АВАШП предшествовало серьезная теоретическая подготовка. Занимаясь в классах, курсанты теорбата не летали. Школа выпускала летчиков на истребители И-5, И-15, И-16. Сначала мы изучали И-5, как их сняли с вооружения, стали изучать И-15, потом И-16 (их тоже сняли), потом уже на истребители яки перешли.

Армавир выглядел как вполне мирный город. На улицах торговали мороженым, пирожками, пончиками, компотами, семечками всё ещё по довоенным ценам. Увы, война не сразу, но дошла и до Кубани. 5 сентября 1941г. произошла первая бомбежка города. Случилось это в обеденный перерыв, курсанты кушали в столовой. Школа (двухэтажная или треэтажная) находилась в центре города.  Распорядок  был  ещё, повторю, вполне предвоенный. Столик на 4 человека. Кастрюля для первого блюда, кастрюля для второго. Атмосфера самая мирная. Вдруг  на город заходят 2 девятки (юнкерс -88 ) и бомбят. Стёкла полетели. Давка была большая, кто-то под стол полез, а большинство бросилось во внутренний двор, к воротам, чтобы оттуда выскочить на центральную улицу Кирова. Здесь в сквере между 2 полосами для движения мы нарыли много щелей, зигзагообразных траншей для укрытия.  Местами они были накрыты сверху. Среди курсантов были легкораненые, но погибших не было.

Немцы имели целью нападения центр Армавира.  Они знали, где что бомбить, их задачей  было положить бомбы на авиаучилище и рядом - на квартал, где были горисполком и горком.  Аэродром на окраине города бомбометанию в тот раз не подвергался. Юнкерсы отбомбились с одного захода, видимо, прилетели издалека, второго захода не было. В горисполком бомба  попала. Главный архитектор Армавира Ратайчак, как потом выяснилось, предал родину. Он имел доступ повсюду, возможно, он и сообщил врагу где-что находится. Ратайчак во всяком случае стал бургомистром города при немцах.  Кажется, бомба попадала в какой-то раз и в самолетный класс в нашем здании. Среди мирного населения были погибшие. Точно они разбомбили склады авиашколы в другом доме, попали они также помещение скорой помощи, там убило лошадь. Я нашел свой чемодан гражданский на этом разбитом складе,  книжку  "Как закалялась сталь" Островского, которую  забрал из Болшево в Сасово.

Впоследствии уже мы на эти бомбёжки не обращали внимание. Мне, например, сделали во время бомбежки наколку (татуировку) с эмблемой армавирской военной школы пилотов.


Во время налётов курсанты находились в основном на аэродроме и в карауле. На аэродроме при налёте курсанты группами сидели в окопах. Немцы бомбят, - а мы по команде залпами стреляем по низко летящим вражеским самолетам. Вооружены были иранскими винтовками,  трехлинейки Мосина у школы забрали  на фронт. (После ввода советских войск в Иран 25 августа 1941г., вероятно, были захвачены военные склады. - О.Д.) Качество у персидских ружей было невысокое, от частой стрельбы выходили из строя. У одного курсанта  при стрельбе отскочило полствола. Да и стреляли  по воздушным целям неправильно,неэффективно. Целились то в сам самолет, а он же летит, положение цели меняется. Быстро движется объект, пуля  опаздывает. Необходимо упреждение при прицеливании обязательно делать. До этой истины дошли только, когда стали изучать теорию стрельбы. Могли бы и попасть в самолет. Писали, я читал, о том, что один часовой на бензоскладе сбил из винтовки одним-единственным выстрелом самолёт.

В процессе обучения, таким образом, были перерывы. Пока группа изучала теорию, её считали возможным использовать для выполнения неавиационных задач. Курсантов использовали для сопровождения эшелонов боевой техники,  для охраны.

Немцы захватили первый раз Ростов 21 ноября 1941г. Угроза нависла над Кавказом. Поступил приказ эвакуировать школу в Среднюю Азию. Штаб и семьи командиров должны были перееехать в г. Туркестан недалеко от Ташкента.  Туркестан - это и название области, и древнего, красивого города в южном Казахстане.  Наша учебная рота сопровождала эшелон со штабом и семьями начальственного состава, охраняла каждый вагон, помогала при погрузке-разгрузке.

Без особых приключений приехали в Баку, там перегрузились на пароход и отплыли в Красноводск. Днём плыли - наслаждались необычной обстановкой - игрой дельфинов, чайки сопровождали пароход. Однако к вечеру стала давать знать о себе качка, море было беспокойно, у некоторых началась морская болезнь. Ночью было что-то невообразимое, курсантам пришлось быть санитарами. Один мальчик, лет 3-4, умер, его похоронили в Красноводске на высоком месте.

Красноводский порт держал наш пароход на внешнем рейде до затухания шторма. Так я первый раз я переправился через Каспий, а всего за войну было 5  переправ  через это море-озеро.

В Красноводске погрузились в товарные вагоны без удобств  и отправились в далекий путь с остановками через каждые 200-300 км на разъездах в пустынной местности. Кроме станционной будки, ни кола-ни двора. Это создавало определенные неудобства. Принцип "мальчики налево, девочки направо" в пустыне не работал.  Хорошо было курсантам в отдельном пульмановском вагоне, при срочной необходимости мы могли держать товарища за обе руки, не давая ему выпасть из вагона на ходу. Ехали очень быстро, нашему эшелону была открыта "зеленая улица".  Проехали Набит Даг, Кизил Арват, Ашхабад, Мары, Чарджоу, Бухару, Навои, Самарканд, Джизак, Ташкент, и вот он - город Туркестан.

Немцев быстро тогда выгнали из Ростова. (29 ноября 1941г. Ростов был освобожден от первой оккупации - О.Д. http://www.donland.ru/?pageid=90852) Школе приказали вернуться в Армавир. Прожив недели полторы в Туркестане, тем же путем мы вернулись в Армавир.


На территории центрального аэродрома школы с декабря 1941г. базировался бомбардировочный полк самолётов ДБ-Зф. (12-ый дальнебомбардировочный полк базировался в Армавире с 13 дек.1941г.  и действовал на Крымском фронте. Возможно, после перебазировки его в ст.Крымскую 7 января 1942г. в Армавире остались какие-то его эскадрильи - О.Д.) "Зима первого года войны на Северном Кавказе была холодной и снежной. В январе-феврале 1942 года снег шел непрерывно. Никакой техники для его уборки с взлётнопосадочной полосы не было. А боевые вылёты полка дальних бомбардировщиков должны были выполняться по плану. Командование школы было вынуждено пойти на крайнюю меру. Весь личный состав, находящийся на аэродроме, выстраивался в колонны и в пешем строю целыми ночами утаптывал снег на лётном поле." Из истории АВАШП "70 лет в небе".

Яков Смирнов: Это же был ночной полк, лётчики ночью летали бомбить фашистов. С ними мы практически не общались, только пересекались с техническим составом. Значит, днем  должны были топтать снег мы. Привлекали для этого дела не только курсантов, но и жителей города Армавира. Колоннами люди приходили с предприятий и помогали. Уборочной техники нет. Лопатами снег бросать было бесполезно. Куда сугробы  выбросишь?  Поле же кругом.  В груды сваливать? Сколько усилий напрасных! Снег утаптывали, чтобы самолет не увязал. Иначе снег становится преградой, тормозом и самолет может перевернуться. На поле поставили бочки. В бочки было накидано тряпье всякое - хлам, и соляркой все это было залито. Хлам поджигали. Вокруг  этой бочки вставали, отдыхали, грелись, сушили подмокшую обувь. На поле беспрестанно подвозили горячий чай и простенькие бутерброды.

Утаптывалась полоса длиной 1200 м и шириной 50 м. Энтузиазм был большой. Заразительно колонна шла на колонну, цепь на цепь. Играли в салки, пели песни, прибаутки. Справился народ с этой задачей хорошо.

Мне пришлось и охранять центральный аэродром. У каждого самолета,  а их рассредоточивали по всему полю, - был  наряд из 3 курсантов, которые сменяли друг друга. Вокруг аэродрома ставили секреты. В них ходили по двое. Задача была охранять аэродром от диверсантов и целеуказателей-ракетчиков. В Армавире, видимо, была их целая сеть, возглавляемая, думаю, Ратайчаком. Эти предатели подавали вражеским самолетам сигналы ракетами для прицеливания по аэродрому. Подбегаем к месту, откуда ракеты летят. Там патроны валяются ракетные, в некоторых местах были специально установленные самострелы. Никого так и не поймали.


Весной 1942г.  осложнилась ситуация на Крымском фронте в районе Керчи.  Я. Смирнов: Выстраивают весь учебный батальон. Командуют: На первый-второй рассчитайся. - Первые номера, разойдись! Вторый номера, сдать удостоверения! Собирают в стопку эти документы. Начинают отсчитывать - на сколько человек пришла заявка с фронта. В результате, осталась кучечка "ненужных" удостоверений.  Получается, что вышли из строя 5-6 человек лишних, их можно оставить. Командир выходит к курсантам и раздает ненужные документы обратно. Получаю свой документ  и я. У меня рост 155 сантиметров, может поэтому суждено было остаться в пилотах.  Я же в строе по росту всегда стоял в самом конце,  - "маломерки" оказывались лишними для пехотных частей. Все остальные ребята идут  на склад боепитания и отправляются под Керчь. (13 апреля 1942г. в стрелковые части было отправлено 400 курсантов и 47 человек рядового и младшего командного состава АВАШП)

Никто из них уже не вернулся обратно в авиашколу, кроме курсанта Старкова. После катастрофы в мае 1942г. на Крымском фронте Старков переплыл керченский пролив на бревне или плоту.  Перед тем как покинуть Крым, он и несколько его товарищей зарыли в землю полную бутылку шампанского, чтобы вернуться  за ней назад. Старков снова служил в боевых частях. Под Кумо-Манычем его ранило, попал в госпиталь. Вышел приказ Сталина: - После лечения отправлять всех военнослужащих по своим родам войск. До этого приказа всех выздоравливающих направляли в пехоту, латали дырки людских потерь. Старков по этому приказу возвратился в Армавирскую школу, в нашу 76-ую группу.

(Смотрите об этих боях в Керчи в которых участвовали и курсанты Ярославской авиашколы, "квартировавшиеся" в Аджимушкайских каменоломнях.
http://militera.lib.ru/h/abramov_vv/03.html )

Ещё один раз был набор среди армавирских курсантов для переобучения их на штурмовики Ил-2.  Серийное производство Ил-2 началось в феврале 1941г. ,  и в годы войны он стал массовым самолетом.  Надо было лётчиков обучать летать на них. Кого брать? Курсанта бомбардировочного самолета или истребителя? Кого быстрее, кого лучше обучить? - Конечно, истребителя. Опять выстраивают курсантов. Командуют: - "На первый, второй рассчитайся!" Вторые номера  отправляются летать на Ил-2! Зачастую 5-6 вылетов  лётчик сделает  на штурмовике  и погибает. Опять я был вторым на том расчёте. Должен был стать по воле жребия водителем летающего танка.  И опять книжку мне назад отдали.  Видно, небесный ангел меня хранил. И  на истребителях  много людей гибло. Если 5-6 вылетов удержишься, значит, будешь жить.

В теорбате мы сначала основательно изучали - не месяц и не два - самолёт И-5 1929 года. Это истребитель-полутораплан, «лёгкий манёвренный» смешанной дерево-металло-полотняной конструкции. Самолёт - точно похожий на ПО-2. И-5 изучили, а летать - не летали. Стали изучать И-15, - одномоторный истребитель-полутораплан. Он почти такой же как И-5.  У полуторопланов нижние плоскости(крылья) были половинной длины, маленькие, а верхние нормальные, большие. Оборудование такое же как на И-5. Следующий самолет был "чайка", - И-153, поршневой истребитель. У него верхние крылья не мешали обозрению летчика за счёт разреза углом на фюзеляже перед кабиной. Потом перешли на И-16, ишачок, одномоторный истребитель-моноплан. А техника всё поступает, она уже новейшая. А мы всё изучаем её образцы.


Возвратилась школа из первой эвакуации. Только начали в эскадрильях осваивать  лётную практику, так немцы опять Ростов взяли (24 июля 1942г.) Фашисты начали наступать на Кавказ с целью захвата нефтеносных районов.  Летом 1942 года  наступление врага развивалось быстро. Немцы подходили к Тихорецку (захвачен 5 августа 1942г.).  Наша 5-ая  армия отошла, и Армавир остался на нейтральной стороне. Когда в штабах хватились, что авиационная школа осталась на месте, под станицу Кавказская была брошена танковая бригада. Она должна была задержать наступление немцев, дать возможность школе эвакуироваться. Так мы, курсанты, понимали, по крайней мере, между собой эту ситуацию с задержкой нас в городе.  Из Армавира ушёл воздушный эшелон, - те, кто мог лететь на самолётах, поднялись в воздух. - Было же  2 основных аэродрома у АВАШП - один в городе, другой в станице Советская. Ушёл эшелон со штабом, с документами и семьями командиров. Остальные пока оставались в городе.

Моя группа уходила из Армавира в числе последних. Капитан,  начальник по вооружению в школе,  (татарин),  был прикреплен к нашей группе. Он пришел и сказал, что нами руководит. Однако этот офицер вдруг пропал и не отдал никаких приказаний. Или погиб под бомбой, или ранен, или, всё тогда могло быть, -   сбежал. Что было думать? Мы очень плохо его знали, он не преподавал в теорбате. Возможно мы  (и  не только мы) должны были взорвать бетонную взлетно-посадочную полосу и сжечь оставшиеся самолёты. Был ещё склад боепитания и бензохранилище.  А что  мы могли без командира делать?  Курсанты, группа 25 человек решили остаться партизанить.  А что вокруг?  - Идут бомбежки, сплошные бомбёжки. Армия ушла, всё горит, склады разбиты.  В этой обстановке   выбросили ребята свои иранские винтовки, взяли на разбитом складе новые отличные винтовки СВТ, гранаты и пистолеты прихватили. ( У иранской винтовки из-за частой стрельбы выходят из строя. Дефектные они.) Всё было брошено, всё горит, склады не охранялись.  Решили. - Всё, будем партизанить.

Г.Армавир находится на левом пологом берегу реки Уруп. Правый берег высокий - метров 30-50 над уровнем воды. Здесь в станице Прочноокопской стоят 7 немецких танков и ведут прицельный огонь по городу. Шоссейный и железнодорожные мосты взорваны, переправиться пока немецкая техника не может.

Подходит к нашей группе капитан-милиционер в форме. Представился, сказал, что он оставлен здесь для работы в тылу врага. Нас же отругал, - что мы здесь стоим! "Немедленно бегом, марш броском выходить из окружения на Невинномысск. Бегом немедленно, иначе вас захватят"  Мы тогда поделились своими планами. Он ещё раз нас отругал: - "Какие вы партизаны!  Сопляки! Марш отсюда!"  Мы послушали его. Запаслись питанием из разбитых магазинов - консервами, печеньем, мёдом. Сколько можно, уложили в противогазные сумки.  И вот  пешочком во главе со старшиной курсантом Бубновым проделали двести с лишком километров (220) по железнодорожным путям. Через Невинномысск, Минводы до Георгиевска дошли. Армавир же 6 августа  1942г.  захватили немцы.

При отступлении гнали стада -коров, лошадей, овец. Войска идут по узкой дороге.  Наши войска удерживают на флангах её горловину, чтобы окружение на замкнуло кольцо. Трактора, техника движется. Железная дорога идет от Армавира на Кисловодск, Минводы.  Эшелоны все стоят, горят вагоны с продовольствием, банки рвутся. Туши лошадей валяются, трупы. Вонище. Кошмар. Мосты, железнодорожные узлы взорваны. Немцы справа, немцы слева. Дорога наша - как какая-то кишка. Юнкерсы заходят на эту дорогу через каждые полтора-два часа и бомбят. Бомбят всё время - и днём, и ночью. После Минвод налетов было меньше. Шли, спали на ходу, вернее дремали. Идёшь по шпалам среди рельс - ударился правой ногой о рельс, - забираешь влево. Левой стукнулся, забираешь правее, сам автоматически идёшь в каком-то забытьи.  Шли мимо виноградников. Хочется пить, срываешь незрелую кисть. Во рту кислота и горечь купороса. На какое-то время  сон пропадает. Но потом опять окунаешься в забытьё. Ночевали хорошо, зарывшись в солому, уже  на станции Дебри.

При подходе к Георгиевску  видели, как девятки бомбят город.  Разбит железнодорожный вокзал, горят эшелоны, много трупов людей и животных. Мост через речку Подкумок взорван. А на той стороне бронепоезд стоит.  Переправиться нет возможности, течение очень быстрое и глубоко в этом месте. Мы докричались до командира бронепоезда, чтобы  он обождал, пока  переправимся. Местный житель подошел, подсказал где брод.  Кое-кого теченьем всё же сшибло и пришлось купаться в холодной воде. Переправились, подбегаем к бронепоезду, а он уже начал движение. На ходу в него сели. Приехали в Прохладную.

Под Прохладной готовилась уже линия обороны. Немцы ещё не пришли туда. Это была запасная линия обороны. Вообще то немцев в 1942г.  остановили именно на этой линии.

Сначала с нами особисты разбирались, кто мы такие.  Заградотряд снял нас с бронепоезда и направил в штаб пехотной дивизии, стоящей в обороне на линии Прохладная-Моздок.  Спрашивают: Отчего и почему мы бежим с фронта. Как объяснили, так особисты  на нас бочку покатили, что мы  без разрешения оружие взяли. А какие мы мародёры, когда склады в Армавире горели? Всю группу курсантов отправили в пехоту. Оружие, - хорошие винтовки СВТ,  у нас отобрали, выдали наши трехлинеечки. Винтовки СВТ только появились, они были для особых задач, можно сказать. В тех окопах мы пробыли дня три-четыре, может быть больше.  Однако быстро разобрались, кто мы такие. Кто-то дал по фронту команду, что если и когда будут поступать курсанты лётной Армавирской школы, направлять их всех в Баку.

Дело в том, что  многие курсанты школы выходили группами из Армавира. Сбор школы был назначен в Баку. Часть добиралась туда через Махачкалу, часть выходила на Батуми по берегу Чёрного моря. Из Батуми уже ехали в Баку.

Нашу группу посадили на санитарной эшелон и отправили в Баку через Махачкалу. Доехали мы до станции Насосная под Баку. Заградотряд снял с поезда ребят и выписал предписание отправляться назад на Прохладную - на линию фронта.С нами же офицера нет, документов предписаний нет, только личные книжки, а так шалтай-болтай были. Старший был наш же брат, курсант-старшина Бубнов. На каждой большой остановке были продовольственные пункты. Нам же кушать надо. На станции пошли за едой, там и остановил патруль.

Вернулись мы в Прохладную. Тот же самый командир, что нас первый раз отправлял, схватился за голову и выделил группе для дороги в тыл на этот раз сопровождающего. Опять посадили на санитарный эшелон, который привез курсантов в Баку. (Сопровождающий уехал сразу обратно на фронт.)  Приехали туда уже последней группой из всего состава учащихся. Техника и люди школы уже переправились через Каспий. Однако на сборном пункте отставших ожидал комиссар школы. В Баку мы ещё дней 10 ждали других курсантов. Но больше никто не появился.

В Баку ещё, кажется,   в первую эвакуацию школы в 1941 г. произошёл трагический случай. Во время войны действовал приказ - за невыполнение приказа - расстрел на месте. Тогда ещё группами руководили старшины, бывшие в штате авиашколы младшим командным составом. При прохождении по улице в Баку старшина скомандовал: "Песню запевай!" У всех было плохое настроение. Никто не среагировал. На повторную команду направляющие колонну - 4 курсанта также не отвечали. Тогда старшина застрелил из пистолета первого правофлангового, того, кто должен был запевать. Курсанты чуть не прибили своего командира на месте, милиция его отбила, а дальше  уж работали особисты.

Тогда же в летом 1942г. курсантов посадили на пароход, перебрались на нём в Красноводск. В Красноводске мы застали последний эшелон с разобранными самолётами.  Группе поставили задачу сопровождать этот эшелон. Разместились по 2-3 человека на платформу. На остановках местные жители торговали арбузами, дынями, всевозможными фруктами, кумысом, пирожками, чуреками. Денег у нас не было. Но у курсанта Лещенко в запасе были катушечные нитки и большой запас иголок для машинок и ручных. Это были самые ходовые товары. Местные торговцы с большой охотой брали их за свой товар, так что ехали мы вполне обеспеченными. Этот Лещенко был, кажется, детдомовский, какой-то ушлый. Пока мы в Армавире набивали противогазные сумки галетами, он по разбитым магазинам разживался мануфактурой. Тогда его хозяйственность нам помогла.

Ехали мы по тому же маршруту, что и в 1941г. до г. Джизак. Дальше путь лежал на Фергану. Расстояние 2250 км преодолели за 5-6 дней и сразу влились в свои подразделения. Разгрузка эшелонов, перевозка самолетов и технического обрудования на аэродром, сборка самолетов, постройка складских помещений - всё легло на наши плечи. В городке из бывших конюшен делали классы для учёбы, жилые и складские помещения.

Командира нашей группы в том переходе - старшину Бубнова позже в конце 1943 - начале 1944 г. отправили учиться на курсы подготовки командиров звеньев истребителей в Липецк. Все, кто туда ушел из школы, все, по-моему, погибли. На фронте сразу не ставили командирами звеньев, надо было их подготовить в боевой обстановке. Если покажешь себя, тебя сделают командиром.  Приоритет у окончивших курсы, тем не менее, был.

продолжение
https://olegdushin.livejournal.com/151021.html